Эта опция сбросит домашнюю страницу этого сайта. Восстановление любых закрытых виджетов или категорий.

Сбросить

Авто-новости

Самое свежее из мира автомобилей

Перейти

Автоспорт

В мире авто и мото спорта

Перейти

Автотехника

Все, что связано с ремонтом и эксплуатацией

Перейти

Встречаются технологический евангелист, который теперь опасается за наше психическое здоровье


Опубликованно 03.07.2018 01:03

Встречаются технологический евангелист, который теперь опасается за наше психическое здоровье

В Белинда Пармар спальне есть шкаф, а внутри шкафа есть сейф. Внутри сейфа-это не драгоценности или наличные деньги или личными документами, но устройств: мобильные телефоны, ноутбук, для iPod, зарядные устройства и пульты дистанционного управления. Семь лет назад Пармар была Верховной жрицей технических возможностей. Основатель консалтинговой Леди выродок, она видела его как свою миссию как заставить технологии работать лучше для девушек и женщин, а также девушек и женщин, работающих по технологии. Теперь она хочет говорить об ущербе, который он может причинить в нашей психического здоровья, семейной жизни и детям, в том числе ее сын Джедд, 11, и дочь Рокка, 10.

Пармар зарабатывала на жизнь и прожила свою жизнь через эти устройства, так что же заставило ее запереть их? Почему эта технология евангелист потерять свою веру?

Сильные женщины в семье Пармар по. Она сказала мне, что ее мать воспитывала ее и сестру одна после развода с отцом, когда Пармар был два (ей сейчас 44 и недавно вычеркнула), в то время как ее бабушка, у которой было четверо детей, был свой собственный бизнес, рекрутинговая фирма в майл-энд, Ист-Лондон. Она росла верить чему-нибудь было невозможно, поэтому она почувствовала, что должна начать Леди выродок, когда ей было 35, после того как человек в магазине телефон пытались продать ее розовые, блестящие телефоне. “Это было, когда технология была продана и я подумал: ‘это смешно’ Я был так зол, что я пошел домой и начал вести блог”, - говорит она.

Блог назывался Леди выродок, и она запустила национальную разговор о сексизме в IT-индустрии. Пармар оставила свою работу в рекламе, чтобы превратить его в бизнес, консультирование ИТ-компаний, как сделать свою продукцию лучше для женщин, и идем в школы, чтобы поощрять девушек, чтобы пойти в отрасли, за которую она была удостоена ордена Британской империи. “Для меня технология была волокуша”, - говорит она. “Вам не нужны деньги, вам не нужен статус; это был фактор, способствующий более равномерному и более разнообразном обществе. Этот крошечный пузырь, что большинство из нас жили в были выскочил и это было замечательно. Что еще замечательно”.

Но некоторые аспекты ее взаимоотношений с технологии не были так замечательно. “Я просыпался и смотрел в Twitter”, - говорит она. “У меня было двое маленьких детей, и первое, что я должен был делать собирался увидеть детей, но я бы смотрел в Twitter.” Она почувствовала, что используют социальные медиа для проверки, чтобы накормить свое эго. Она начала думать: “если технологии-ключ, поэтому я просто использовать его для вещей, которые я не люблю о себе?”

Как ее дети выросли, она начала беспокоили явное принуждение ее сына, чтобы играть в видеоигры. “Технология принимает родителей из-под контроля. Я не могу конкурировать с удивительный монстр, что уровень допамина. Он не хочет есть с нами, быть с нами, потому что это не так интересно“, - говорит она. Она купила круг, устройство, которое позволяет управлять доступом всей семьи в сети Интернет, контролировать, какие устройства находятся в сети в какое время и что они могут посмотреть. “Мой сын скрывал это”, - говорит она. Она попыталась включить WiFi, но он стоял, охраняя ее, преградив ей путь. Она еще не знает, где круг. “В теории”, - говорит она, “если у тебя есть послушные дети, это был бы идеальный вариант.” Возможно, именно поэтому ее комбинацию к сейфу, с его техникой и ее, состоит из 12 цифр.

Сохранность ... Пармар запирает ее устройства в течение ночи. Фото: Тери Pengilley для опекуна

У нее есть повод для беспокойства. Когда у подруги 12-летний сын показал признаки того, как пристрастился к видеоиграм, Пармар сначала пожал плечами. Потом он отказался идти в школу, потому что он хотел играть весь день, а потом он провел восемь недель в психиатрическую лечебницу. “Сейчас ему 15. Ничего не изменилось. Он еще не ходит в школу”, - говорит она.

Профессор Марк Гриффитс, психолог и руководитель Международного научно-исследовательского подразделения игр в университете Ноттингем Трент, потратил 30 лет на изучение технологических зависимостей; он был первым, чтобы использовать эту фразу в 1995 году, чтобы описать “чрезмерный человек-машина отношения”. “Все поведение представляет собой континуум от абсолютно никаких проблем на всех,” он говорит, “через рекреационно наслаждаться чем-то, чрезмерно радуясь, проблемных и потом привыкание и патологическая в дальнем конце. Для кого-то, чтобы быть по-настоящему пристрастился к технологии, что технология может быть наиболее важная вещь в их жизни – они делают это в ущерб всем остальным – и очень мало людей выполняют это.”

Он плодовитый (помог, говорит он, отказавшись от его мобильного телефона), издание только в прошлом году более 100 работ – его последняя была на Instagram зависимость. Но у него есть свои критики. “Есть ученые, которые скажут, что это полный бред, что если он не предполагает приема психоактивного вещества не может быть зависимость.” На что он отвечает: А как насчет азартных игр? “Что хорошо для меня-это установленные органами догоняют”, - говорит он. В этом году Всемирная организация здравоохранения добавила игровой расстройства в список психических расстройств в МКБ-11 Международная Классификация болезней.

Гриффитс осторожно сформулировать разницу между полагая, что технологических зависимостей являются реальными, и полагая, что они вездесущи. Зависимость определяется не количеством времени, затраченного на упражнения, а в каком контексте вы это делаете. “Родители, как правило, pathologise поведения, которые не патологическая – это технологический разрыв поколений”, - говорит он. Каждую неделю, обеспокоенные родители, напишите ему говорят, что их дочь или сын пристрастились к социальным медиа, и когда он спрашивает, если их дети делают уроки и работу по дому, заниматься спортом и иметь широкий круг друзей, почти всегда ответ-да. Но, говорят, дети не тратить три часа в день онлайн. “Что вы делали, когда вы были в их возрасте? Потому что я смотрел телевизор в течение трех часов в день, когда было всего три канала. А еще есть родители, которые используют социальные медиа так же, как их дети, и которые не должны удивляться, когда дети в итоге копируют все, что они делают”.

Хотя можно быть уверенным, что мало кто из нас будет квалифицироваться как наркоманы на Гриффита определение, моды для тек детокса, и недавнее исследование, которое показало, что 75% лиц в возрасте от 25 до 34 лет считают, что они используют свой телефон слишком много, предполагает, многие из нас по-прежнему озабочены наши отношения все более переплетается с технологией. Ричард Грэм, детей и подростков психиатр, который работает в службе технической наркомании в частной Лондонской больнице Соловей, говорит: “Мы психологически сейчас киборги, нравится нам это или нет. Мы интегрировать эти приборы в нашей умственной деятельности, в нашей социальной и эмоциональной жизни”. Он цитирует Главный судья Робертс Верховного Суда США: “пресловутый пришелец с Марса мог бы заключить, что они были важной особенностью анатомии человека.”

В то время как Грэм чувствует модель зависимости “полезно”, он также опирается на другие способы мышления о том, что происходит, когда мы не можем оторвать взгляд от экрана. Он рассказывает мне о студенте, который решил свернуть в один вечер, играя в Лигу легенд, на что потребуется около 40 минут; в следующий раз он посмотрел на часы, было 5: 30 утра. Для тех, Грэм повернулся к потоку психологии, способ понимания процесса “попадание в зону” вокруг куска работы, который может быть положительным, но также может сделать вас потерять счет времени и пространстве. Это не эскапизм: “многие геймеры мыслят стратегически, в очень глубоком смысле”. Он также заинтересован в идее hyperfocus, что некоторые люди с опытом СДВГ, как “не столько проблема, не будучи в состоянии сосредоточиться, но, не будучи в состоянии перенести концентрации”.

Он был слишком повлияло на работу Шерри Теркл, социальным психологом, который исследует отношения между людьми и технологиями в течение трех десятилетий. Некоторые из участников ее исследования, говорит он, были так привязаны к своим консолям, что “они даже нашли выигрышную огорчает, потому что он разрушает связь с машиной. Есть ощущение, что они продолжают идти, потому что они не хотят, что соединение потеряно”. Психоаналитик мог бы сравнить это с подсознательным стремлением вернуться в утробу, в состоянии абсолютной связи. Наши мысли могут быть захвачены': техник инсайдеры, которые боятся смартфон антиутопия Подробнее

Для молодых людей на грани или терпеть ужасы подросткового возраста, как сын Белинды, Грэм чувствует себя там может быть что-то еще происходит: кризис идентичности“, пытаясь найти свое место в мире почти взрослых”. Для этих молодых людей, игры и социальные медиа-это не просто удовольствие – они деловые. Будут ли они монетизировать свой канал на YouTube или нет-это путь к успеху, чтобы использовать цифровой капитал и превратить его в самоуважение. Гриффитс говорит о том, что экраны могут даже быть одной из причин снижения преступности среди молодежи за последние 25 лет: “больше молодых людей тратят больше времени на передние технологии, поэтому у них нет времени, чтобы пойти и совершить корыстное преступление. Очень интересный не обязательно плохо”.

Эти эксперты соглашаются, что воздержание-это не путь вперед: вместо этого, мы должны построить то, что они называют цифровой устойчивость, и научитесь использовать технологии размеренно, контролируемым образом. “Если кто-то идет дайвинг и глубоко погружается в океан”, - говорит Грэм, “Вы не можете просто принести их быстро без существенного эффекта. Поэтому вместо того, чтобы говорить о цифровой Детокс, нам нужно думать о цифровой декомпрессии”.

Он рекомендует американская Академия педиатрии’ семейный медиа-план, который говорит вам, сколько сна вам нужно, и назначает срок не экране раз за час до сна, а также “чистые” периоды дня и чистых зон в вашем доме. “Я думаю, что это действительно может помочь, если все делают это вместе. Но и взрослые могут быть более скользким, чем молодые люди. Они скажут: мне нужен телефон для работы, для моей тревоги. К сожалению, с подростками, что-то подобное попахивает лицемерием и невероятно разрушительными.”

Молодой человек может быть отзывчивым, когда взрослые меняют свое поведение, говорит он. “Я имел вполне приятная беседа с молодым человеком и его матерью. Она сказала мне, что она только разжигает, и я ответил, что на более поздних моделях будет нарушить ваш сон или что-нибудь еще. Это абсолютно взволнованы подростка, который был гораздо более готов изменить свое поведение, потому что я поймал свою маму. И она меняется тоже.”

Пармар понимает, что она должна подавать пример. “Я люблю технологии, но мое поведение изменилось, потому что я более самосознанием”, - говорит она. Следовательно, ее устройств в сейфе, вместе с ее сыном. Но, глядя вокруг ее залитая солнцем спальня, я вижу ноутбук на рабочий стол, планшет рядом с подушкой. “Так ваша спальня не экран-бесплатно, потом”, - говорю я. Она выглядит светоотражающая, возможно, немного глуповатый, и признает, что ей нравится смотреть вещи на планшет после того, как дети легли спать. Она все еще что-то придумывать, все-таки примириться с жестких решений, мы все должны сделать если мы хотим контролировать наши отношения с технологиями.

Эти разговоры Пармар хочет, чтобы у нас, поэтому она начинает кампанию и сайт, TheTruthAboutTech.com (никакого отношения к одноименной американской кампании), которые предлагают практические советы и пространство для людей, чтобы поделиться своими историями. “Это моя новая миссия. И вот что я вам скажу: общаться с моим сыном каждый день, он напоминает мне, это личное. Потому что это очень личное”.

Она также хочет провести на счет технологических гигантов, которые получают прибыль от нашего участия. Она поднимает ее голос: “Я хочу сказать, ты должен быть более ответственным. Вы все еще можете заработать миллиарды, но вы должны думать о том, как вы можете принести все человеческие ценности мы хотим как общество в ваши продукты.” Она бесится от Рид Хастингс, генеральный директор Netflix, которое в прошлом году сказал, что главным конкурентом компании не было видео или YouTube, но и спать. “Это позорно. Он должен бы сказать: ‘моя миссия 1-объединить семьи в гостиной вокруг большого содержания’.”

Эти компании, говорит она, “являются самыми мощными в мире брендов, более могущественными, чем правительства. Представьте, если правительство говорит, что. Они цифровых диктаторов, и часть этой кампании-заставить их встать и нести ответственность”. И что это значит? Это означает переосмысление snapchat в “прожилки”, которые отслеживать, сколько времени пользователи были каждый день на связи, держа их в страхе потерять; это означает переосмысление ютьюба “до следующей” очереди, которая автоматически воспроизводит видео после видео; это означает зависимость отзыву на видеоигры. И это едва поцарапать поверхность.

Как она чувствует о ее предыдущей работе, распространяя преимущества технологии без упоминания о его вреде? “Я думаю, я был наивен”, - говорит она. “Я не достаточно знаю. Я чувствую себя хорошо о том, что я получил больше женщин в технологии, но если я сделал это снова, я бы сделал это в пути, который является более реалистичным, балансируя между добром и злом.”

Я не могу перестать думать о том, что безопасный. В конце концов, безопасный построен, чтобы защитить наш самый ценный имущество – или запереть наши самое опасное оружие. Он чувствует себя удивительным, что что-то столь обыденного, так анодина как мобильный телефон может иметь такие нервирует значение, такой грозной силой. С их влиянием и богатством, зачем технологических гигантов меняться от цифровых диктаторов с просвещенным деспотам?

Пармар считает коммерческого давления вынудит их – два влиятельных акционеров компании Apple уже грозится подать в суд на компанию за то, что не ограничивая экранное время. Грэм предлагает более темный вариант: “мы можем к эквивалент паразит, который высасывает своего хозяина настолько, что он убивает себя вместе с хозяином.” Он не означает, что эти технологические компании и их продукты на самом деле убьет нас, конечно. “Но если это неустанное, так называемый внимания экономика будет падать, потому что мы все слишком устали.” Создайте свой цифровой устойчивость

Четыре советы от эксперта наркомании Ричард Грэм.

1 быть объединены в одну семью. Использование Американской академии семейных педиатрии СМИ – но помните: “вся семья нужно купить в этом”.

2 план мероприятий вне дома. Пойти в кино, например. “Это общий опыт, и есть рассказ, чтобы разжечь воображение.”

3 поменять ваш цифровой диеты. “Люди застряли в очень простой диеты потребление средств массовой информации, с помощью той же платформы, игры и приложения для обмена сообщениями. Используя различные платформы является важным – речь идет о перемещении между ними и чувство легкости будучи в состоянии сделать что-то, затем останавливаться и двигаться дальше”.

4 Жить здорово. Достаточно спать, хорошо питаться, пить достаточно воды и заниматься физической активностью каждый день.



Категория: Статьи


Написать комментарий

* Содержание комментария не должно содержать ненормативную лексику или отклонятся от норм морали и приличия. HTML-теги не поддерживаются. Комментарии, не имеющие отношения к содержанию новости, будут удаляться. Пользователи, злоупотребляющие терпением администрации, будут блокироваться.